Центр коррекции дислексии

История моей дислексии

Клер де Лиз и Ричард Вайтхед

Девятнадцатого июля 2013 года певица, художница и визажист Клер де Лиз, страдающая дислексией, сделала объявление на своём канале YouTube о том, что побреется налысо, если будут собраны 5 000 фунтов стерлингов, необходимые для помощи дислексикам, не имеющим достаточных средств для прохождения Программы коррекции дислексии по методу Рональда Дейвиса.

Было собрано 5 030 фунтов стерлингов, и шестого августа 2013 года Клер выполнила своё обещание – побрила голову налысо. Видео об этом можно увидеть здесь: http://www.klairedelys.com/2013/08/09/i-shaved-my-head/.

Клер основала свой канал на YouTube в 2009 году, когда ей было 22 года. Она живёт в Ридинге, Беркшир, в Великобритании. Канал называется KlairedelysArt (www.youtube.com/user/KlairedelysArt) и посвящен обучению художественному оформлению. Сейчас на него подписано более 380 000 людей; видео с канала Клер собрали более 86 000 000 просмотров. Клер даже была упомянута в статье английской газеты «The Observer»: «YouTube в Великобритании: 20 самых популярных онлайн-видеоблогеров».

После нескольких лет страданий от не диагностированной дислексии Клер прошла программу коррекции дислексии по системе Дейвиса для преодоления личных проблем. «Сказать, что этот опыт имеет значение, будет серьёзным преуменьшением, – говорит она. – Это полностью изменило мою жизнь и дало мне инструменты для достижения того, о чем я могла только мечтать».

Клер опубликовала (в печатном виде и в виде видеозаписи) трогательную историю о своей дислексии и опыте прохождения Программы коррекции дислексии по методу Рональда Дейвиса. Вот её история, напечатанная здесь с любезного разрешения Клер.

История моей дислексии

Я не говорю о своей дислексии по целому ряду причин. И основная причина в том, что у людей по-прежнему существует мнение «О! Так ты, значит, глупый!» о дислексиках, и такое отношение заставляет мою кровь кипеть. Некоторые люди даже говорили мне в лицо, что дислексия является оправданием лености. Кроме того, по моему опыту, когда вы начинаете объяснять причину ваших сложностей с некоторыми вещами, всегда найдётся немало людей, которые начнут вести себя с вами, как с дураком.

Но сегодня я хочу попытаться рассказать о своей дислексии и объяснить, почему акция с бритьём головы для меня так важна. Я надеюсь, что эта история поможет другим дислексикам.

Большинство моих проблем с дислексией начались, когда я пошла в школу. Конечно, и раньше у меня возникали некоторые сложности, и были вещи, которые мне было сделать нелегко, но – как любому ребёнку. У меня не было ментального блока, и я очень любила учиться! Я могу отметить как своё особое достижение то, что к возрасту девяти лет я целиком прочитала книгу «Властелин колец». Однако, когда я пошла в школу, математика и орфография стали для меня неразрешимой проблемой. Иногда у меня начинала болеть голова просто от того, что я смотрела на цифры.

На тот момент этого не осознавала ни я, ни мои родители, ни учителя, но у меня была тяжёлая степень дислексии. Это означало, что мне был необходим другой метод обучения – с помощью изображений, а не слов. Но это не значило, что я глупая, отсталая, «ненормальная», как многие люди описывают дислексиков.

Чем больше времени проходило, тем хуже была ситуация, и дошло до того, что у меня случалась паническая атака каждый раз, когда я пыталась решить математические примеры, или сделать любой тест, или сдать любой экзамен. Помимо этого, я боялась общения с людьми: от одной мысли о разговоре с ними у меня начинали трястись колени.

Мне казалось, что на моём мозге всё время стоит какой-то зажим. Неважно, сколько усилий я прилагала, сколько часов заставляла себя читать и перечитывать одно и то же, пытаясь уяснить смысл, – мой мозг отказывался понимать.

Я была очень неловкой в общении с людьми, ненавидела смотреть им в глаза. И если вы посмотрите мои старые ролики на YouTube, вы заметите это, хотя я очень старалась это преодолеть. Я и сейчас иногда затрудняюсь смотреть в объектив во время записи ролика.

У меня были ужасные проблемы с математикой – я была в ней полностью беспомощна. Кроме того, у меня было очень плохое правописание. При этом я всегда любила чтение и хорошо читала. В этом заслуга моих родителей, которые изначально поощряли моё стремление читать и научили меня читать книги с картинками, иллюстрирующими написанное в них.

Итак, я была интровертом, подверженным паническим атакам и постоянно находящимся в состоянии какого-то оцепенения. Мне подчас требовалось несколько минут, чтобы осмыслить простой вопрос и дать на него ответ. Все события моей жизни, начиная с девятилетия и до прохождения программы по коррекции дислексии Рональда Дейвиса, словно окутаны туманом. Я помню несколько фрагментов из тех лет, но ничего ясного в памяти не сохранилось. Мои воспоминания, в основном, связаны с памятью об одиночестве и смущении, которые я ощущала. Это всё равно что огромная часть жизни, которой словно бы и не было вовсе.

Но когда мне было 16 лет, родственники предположили, что у меня дислексия. Они спросили, как я с этим справляюсь. И когда я поняла, что со мной, я просто разрыдалась. Я поняла, что была причина того, почему у меня всё складывалось иначе, чем у других, и это не моя глупость, и что я – не урод.

Один из друзей моей семьи является сертифицированным методистом Программы коррекции дислексии по методу Рональда Дейвиса. (Методисты – это люди, получившие специальное образование, чтобы помогать дислексикам преодолевать проблемы, вызванные принуждением к способу обучения, который им не подходит). Итак, этот человек предложил мне исправить мою дислексию.

Я даже описать не могу, какие перемены произошли в моей жизни благодаря этому. Я ведь уже привыкла к постоянной головной боли и путанице настолько, что считала такое положение вещей нормальным. И когда на второй день прохождения программы у меня внезапно исчезла головная боль, мне показалось, будто всё время до этого я была в ментальной тюрьме, и вот, кто-то пришёл и выпустил меня оттуда, убрав зажим из моего мозга.

Последующие дни были сложными и пугающими. Я несколько дней не могла делать те вещи, которые всегда давались мне легко и избавляли от путаницы, как, например, письмо и живопись. Я брала бумагу и понимала, что я не знаю, что хочу нарисовать – не вижу этого в своих мыслях. Это очень напугало меня! Ведь в течение многих лет эти навыки были моим личным решением проблем с дислексией, я использовала их для её компенсации. А теперь, когда я не могла ими воспользоваться, мне казалось, что у меня отняли мою последнюю защиту и выставили совершенно безоружной на всеобщее обозрение.

Но через несколько дней я снова взяла бумагу и начала рисовать, только намного лучше, чем раньше! То, что ранее сбивало меня с толку, словно отключилось.

Спустя несколько лет я лично встретила создателя программы, полностью изменившей мою жизнь, – Рональда Дейвиса. Я была так впечатлена, что начала плакать, пытаясь выразить ему свою благодарность, и я не смогла остановиться даже когда он сам едва не заплакал вместе со мной.

Решила ли Программа коррекции дислексии по методу Рональда Дейвиса все мои проблемы?

Хотелось бы! Но я уверена, вы и сами замечали по моим видеороликам и статьям в блоге, что я до сих пор допускаю некоторые орфографические ошибки. И я до сих пор не могу заниматься математикой. Что касается денег и моих расходов, то здесь всё отлично поддаётся контролю, ведь я могу визуализировать реальные деньги. Мне потребовались три года, чтобы преодолеть свой страх перед людьми, поговорить и заставить себя смотреть людям в глаза, когда они разговаривают со мной.

Но иногда моя дислексия снова срабатывает, а ее спутники – депрессия, замешательство и дезориентация – возвращаются. Самый сильный мой пускатель – вид чужой крови. Он вызывает у меня чувство отсутствия контроля и беспомощности. Вид крови может «отправить меня по спирали», и я в течение нескольких дней или недель не смогу сосредоточиться, пребываю в подавленном состоянии. В это время мне кажется, что письма, которые я читаю, переворачиваются вверх ногами, и я мысленно затормаживаюсь.

Однако благодаря программе Рональда Дейвиса, я изучила инструменты, которых у меня раньше не было. Они помогают мне восстановить контроль, и с каждым годом я всё лучше и лучше справляюсь с этими проблемами.

Я уверена, что некоторые спросят, почему у меня такая странная реакция на кровь, но при этом я люблю спецэффекты. Пожалуй, я могу объяснить это. Мне нравятся спецэффекты, потому что я знаю, что это не по-настоящему: это подделка, никто не умирает и не страдает. Я контролирую ситуацию, и это не может повлиять на меня и разрушить мою жизнь. Осознание этого даёт мне чувство контроля.

Программа коррекции дислексии по методу Рональда Дэвиса не решила всех моих проблем, но она позволила мне мыслить чисто, освободиться от паутины, которой я была опутана раньше. Надеюсь, теперь, когда я соберу деньги для благотворительности, я смогу помочь другим людям выйти из этого психического ада.