Центр коррекции дислексии

Коррекция дислексии по Дейвису не просто «еще одна программа»

Сколько помню себя, я всегда страдал от необходимости посещать школу. Я готов был на что угодно, лишь бы не быть вызванным к доске на уроке. Я изо всех сил старался учиться, но, несмотря на это, терпел неудачу за неудачей. А пятницы в 6-м классе были настоящей пыткой для меня. В этот день проходил орфографический тест, который я никак не мог сдать, и мне приходилось выслушивать выговоры за это. При этом никто из учителей не задумался о причинах моих проблем, все просто считали меня ленивым.

Мне казалось, что я – единственный человек на свете с такими проблемами, и я очень тяжело переживал, много плакал и чувствовал себя отделённым от мира, который не мог понять. Родители наняли для меня репетиторов, и это очень разозлило меня. По сути, они требовали от меня делать больше, чем я мог. Меня начинали называть глупым и ленивым. И репетиторы, как сейчас вижу, осуждающе и безнадёжно качали головами, разговаривая обо мне с родителями, словно меня и рядом не было.

В средней школе я отставал от сверстников на два года. Тогда мои родители решили перевести меня на домашнее обучение. Но они просто вручили мне учебники и сказали: «Вот. Учись». Я же столько времени, сколько мог, проводил на ферме и не занимался учёбой. Никто не озаботился моим положением (родители как раз развелись). Ещё хуже стало в старших классах. Я еле успевал сдавать тесты и контрольные. Несмотря на то, что я внимательно слушал учителей, если дело касалось чтения или письма, мне приходилось очень тяжело.

Я мечтал быть врачом. Я хорошо лажу с людьми, и мне интересны естественные науки. Но я знал, что не смогу овладеть этой профессией из-за проблем с чтением, поэтому выбрал стезю учителя. Не знаю как, но я смог закончить колледж. И не смог пройти аккредитацию учителя (КТУ – Калифорнийский Тест Учителей). Все мои знакомые, сдававшие этот тест, говорили, что он очень простой. И вот, я – единственный кто не может пройти этот элементарный тест! Я не знал, что и думать.

Что делать? Я устроился на минимальную зарплату тренером в спортзал, женился, а получить место учителя, не пройдя КТУ, не мог. Я сдавал этот тест множество раз и остановился только после двенадцатого провала. После этого, уже имея двоих детей, через пять лет после окончания колледжа я брался за разовую работу то тут, то там. Я был унижен своим положением и тем, что не могу поддержать свою семью. Тем временем моя жена сдала КТУ и получила отличное место учителя. Всё вместе это ужасно давило на меня и заставляло чувствовать себя униженным каждый день.

Учась в первом классе, моя старшая дочь не слышала фонемы так же хорошо, как все остальные ученики, и это беспокоило нас с женой. А когда она перешла во второй класс, я узнал, что у неё те же проблемы, что и у меня. С огромной тяжестью на сердце я осознал, что моя девочка может столкнуться с тем же, с чем столкнулся в детстве я. Я не хотел, чтобы она так страдала, и поклялся сделать всё что угодно, чтобы она не повторила мой путь.

Мы с женой стали искать способ помочь своему ребёнку. Мы потратили тысячи долларов на воспитателей, чтение, игры, программы, книги. Мы испробовали всё. Мы подбадривали её, говоря: «Родная, сделай это, и ты сможешь читать лучше». Но ничто не давало результата, более того, многие методики наносили вред. И моя бедная девочка уже думала, что с ней что-то не так.

Ко мне вернулись все старые чувства из школы и колледжа. Я был не в силах выносить того, как страдает моя дочь. На самом деле, мои чувства не покидали меня никогда, но теперь они крайне обострились. И я собрался с решимостью, чтобы изменить судьбу своего ребёнка – найти то, что ей и правда поможет.

Вы можете называть это удачей, провидением. Именно в то время я получил по почте от матери книгу Рональда Дейвиса «Дар дислексии». Моя жена заинтересовалась ею, а я не читал книг ещё с колледжа и эту читать не хотел. Жена стала читать вслух. Прочитав оглавление, она спросила меня через какое-то время: «Ты можешь повернуть буквы таким образом? Ты можешь видеть буквы трёхмерно?» Удивлённый этими вопросами, я ответил: «Да». И жена с ещё большим увлечением продолжила чтение. Она прочла книгу, не отрываясь, за один раз. И она была так впечатлена и самой книгой, и программой, которая в ней предлагалась, и открывшимися возможностями для нас с дочерью, что предложила попробовать метод Дейвиса.

Однако её одолевали сомнения. Мы ведь испробовали столько программ, которые не дали никакого результата, а обещали очень многое. Моя жена боялась, что кроме несбыточной надежды эта программа нам ничего не даст. Но мы оба были в отчаянии и не могли не воспользоваться этим шансом. После тщательного изучения, мы решили, что должны попробовать, ведь ни школа, ни мы не знаем, что делать. Оставалось сказать об этом дочери, и мы боялись травмировать её новостью об очередной программе.

Тогда в голову моей жене пришла превосходная идея. Она стала решительно настаивать на том, чтобы программу коррекции по методу Рональда Дейвиса первым прошёл я. И если бы она дала хорошие результаты, она «позволила бы» и нашей дочери пройти её.

На тот момент мне было 36 лет. Я был очень неуверенным, ужасно читал и с трудом заполнял документы. Кроме того, стоит помнить, что я потратил 60 000 долларов на обучение в колледже и так и не смог работать по полученной специальности. Что я терял? Конечно, я согласился на это ради своей дочери. Не тратя времени даром, я позвонил в Ассоциацию Дислексии Дейвиса и связался с методистом. И не успев оглянуться, я уже прошёл первый день.

Я был поражён. В течение недельной программы коррекции дислексии по Дейвису я освобождался от путаницы, преследовавшей меня всю жизнь. По окончании ориентации мы обнаружили и рассмотрели пускатели дислексии в моём чтении. И с этого момента мир, не имевший ранее для меня смысла, начал его обретать. Моя жена была изумлена и счастлива из-за результатов, которых я достиг. Она даже сказала, что дважды заплатила бы только за приобретённую мной уверенность в себе. И разумеется, она немедленно согласилась отправить на программу коррекции дислексии нашу дочь. Через две недели началась работа с ней.  

Я пошёл на коррекцию вместе с дочерью и был вторично поражён: её результаты были превосходны! Моя жена такого успеха никак не ожидала (она была скептиком в этом вопросе). Но на четвёртый день, когда она пошла с нами, она лучше поняла суть программы. А на обратной дороге, в машине, она спросила дочь: «Что ты делаешь?» На что та небрежно ответила: «Пишу». Изумлённая этим ответом, жена взяла её лист и стала читать. И она сказала со слезами: «Как такое возможно? Она написала целую страницу и всё – правильно!»

Наша дочь, которая раньше ненавидела письменные задания и начинала плакать, если её просили написать короткий абзац, сама написала страницу в четыре абзаца истории про принцессу, пока ехала с нами в машине. Никогда мне не доводилось видеть подобного. После всех горьких слёз, пролитых моей женой из-за проблем дочери, меня радовали её слёзы счастья.

Наша дочь была очень счастлива и горда. Кроме того, повысилась её уверенность в себе. Она за несколько месяцев нагнала сверстников и стала учиться на одном уровне с остальными детьми в классе. Вместе с этим росла и моя уверенность, ведь я теперь мог читать (и начал читать ради удовольствия и без страха), а также я мог решать ранее недоступные мне повседневные задачи, такие как выписать чек.

Это подтолкнуло меня к мысли самому стать методистом программы по коррекции дислексии по Рональду Дейвису. Изучив требования, я пришёл к выводу, что они выполнимы для меня. Кроме того, не нужно было сдавать письменный тест. После двух лет обучения я официально стал методистом программы Рональда Дейвиса по коррекции дислексии. И это то, чем я горжусь в своей жизни едва ли не больше всего.

После пережитого я решил ещё раз попробовать сдать КТУ. Я озадачил свою жену. Ведь я не собирался работать в школе, а только хотел знать, смогу ли я теперь пройти этот тест. И в конце концов, без этого я так и не мог получить свидетельство учителя Калифорнии. Конечно, написав тест в 13-й раз, я боялся вновь потерпеть неудачу. Но я применил все инструменты, приобретённые во время прохождения программы коррекции дислексии по системе Дейвиса и прошёл его. Результаты пришли через два месяца. Я не знал, что буду чувствовать, открыв конверт, но я выдохнул и открыл его. И стал громко звать жену. Она прибежала в недоумении, и я, сам не веря в это, со словами «Я прошёл! Я прошёл!» протянул ей бумагу. Жена воскликнула: «Не может быть!» Оказалось, что я получил более высокую оценку, чем в своё время она. Она гордилась мной. И я гордился собой тоже. Это был момент торжества.

Сейчас моя дочь учится в средней школе. Её средний балл – 5,0. Она любит читать и пишет удивительные истории. Моя дочь застенчива от природы, и я часто думаю, как отразились бы на ней проблемы с обучением, если бы мы их не преодолели. Думаю с содроганием. Но, слава богу, всё позади.

Я искренне благодарен программе коррекции дислексии по методу Дейвиса. Она помогла и моей дочери, и мне самому. Полученные инструменты изменили мою жизнь. И спустя годы неуверенности, запутанности, страха и унижения, я могу делать то, что радует меня и помогает другим людям. Я благодарен своей жене за её решение «испробовать» программу Дейвиса на мне. Моя жизнь так сильно изменилась, что теперь я сам могу помочь вам изменить вашу жизнь.

 

Дэвид Хирст,

Методист программы Дейвиса

Калифорния

Вернуться к списку статей