Центр коррекции дислексии

Коррекция СДВГ по методу Дейвиса – путешествие из тумана на свет

Донна Норфкатт, методист программы Дейвиса, США

                                                         

Я училась в школе на рубеже 60-70 годов. Это время было для меня словно окутано густым туманом. У меня была дислексия и СДВГ, и мне приходилось самостоятельно преодолевать их каждый день. Из-за того, что в католической школе, где я училась, никто не мог мне помочь, мне пришлось сменить её на государственную.

Во втором классе из-за проблем с чтением я оказалась среди неуспевающих учеников. В начальной и средней школе я посещала курсы, у меня были репетиторы, также моя мать уделяла мне много времени. Она понимала, что я хочу и могу учиться, что я стараюсь, просто моё обучение протекает иначе, чем у других. И она знала о моих усилиях, хотя мои оценки их и не подтверждали. 

Но что бы мы ни делали, ничто мне не помогало. В итоге я избрала работу, связанную с физическим трудом. Я работала на конюшнях, ранчо, скотных дворах в Калифорнии и Вайоминге; работала на горнолыжных курортах и полях для гольфа, в ресторанах. Одиннадцать лет я проработала стюардессой в American Airlines. И мне нравилась моя работа.

О методе коррекции дислексии Рональда Дейвиса я узнала, когда вышла замуж и уже имела двоих детей – в возрасте сорока лет. Мне о нём рассказала сестра (её сын тоже дислексик). Тогда мама, которая меня всегда поддерживала, сказала, что даст денег на прохождение программы. Я сильно страдала от разочарования и стыда из-за своих проблем и без раздумий приняла её помощь.

Программа Рональда Дейвиса по коррекции дислексии казалась мне началом новой главы жизни! Она мне очень понравилась, хотя это и было сложно. Дома я сама начала работать с упражнениями по чтению и словами-пускателями дислексии. Но это был сложный переход – из уютного, безопасного офиса методиста программы Рональда Дейвиса по коррекции дислексии с тонкой настройкой моей ориентации трижды в день к повседневной жизни, где мне самой предстояло использовать полученные инструменты.

Я носила кольцо, напоминавшее мне о необходимости использовать инструменты коррекции дислексии по методу Дейвиса. Но тогда я и понятия не имела, с какой запутанной ситуацией столкнулась и сталкивалась всю жизнь. Мне казалось, что как взрослый человек я должна быть в состоянии работать с программой без поддержки. Как же я ошибалась!

Слова-пускатели дислексии были очень сложными, я постоянно ощущала над собой тяжёлое облако неопределённости, я терялась во время лепки из пластилина, забывая слова, которые хотела освоить по методу Дейвиса. Я даже не была уверена в том, что понимаю их смысл. И я была уже готова всё бросить, но чувствовала, что метод Дейвиса поможет мне. Мне нужна была только поддержка. Поэтому я решила пройти «Программу коррекции синдрома дефицита внимания по Дейвису».

Методист программы Дейвиса был очень внимателен и подстраивался под мой график: я приходила пару раз в неделю и осваивала одно-два понятия в течение трёх часов. Такой график был лучшим решением, теперь я понимаю это. Он позволил мне хорошенько подумать о концепциях в моей жизни, не путаясь и не пытаясь сделать всё и сразу. Я смогла не только освоить инструменты программы Дейвиса, но и создать «модель себя», и расширить свои возможности в этом плане.

Я больше не спешила, основательно подходя к освоению каждой концепции: следствие, причина, эффект… Я была и правда запутана, но могла выйти из ситуации, используя своё «я». Понятие времени было волшебным! Мне даже показалось, что комната стала чище (думаю, в момент эмоционального порыва каждый чувствует себя особенно).

Когда я закончила создавать все концепции, я удивилась тому, какими простыми оказались слова-пускатели дислексии. Я впервые поняла многие вещи. Важнейшим моментом стал тот, когда я начала замечать и понимать концепцию времени в словах-пускателях. Туман, окружавший меня много лет, стал исчезать.

Преодоление СДВГ для меня стало процессом, требующим интенсивных усилий и дисциплины. Я ведь сорок лет прожила со старыми привычками и механизмами преодоления, и мне предстояло заменить их на более эффективные инструменты. Казалось, мой мозг перегружен, и картинки, идеи, вещи, занятия просто скачут в нём, как мячик для пинбола. Мне очень помогла тонкая настройка ориентации, которую я делаю ежедневно. Благодаря ей использование инструментов стало более простым.

Я продолжаю размышлять о концепциях каждый день, много думаю о порядке и беспорядке. Занимаясь творчеством, я действую интуитивно, по наитию. Но это, разумеется, не сработает с задачами, требующими порядка. И я сосредотачиваюсь на том, как порядок и беспорядок взаимодействуют в моём сознании. Я делаю пластилиновые модели этих двух слов в контексте ситуаций и действий, с которыми я борюсь. Думаю, мне и дальше необходимо работать в этом направлении. Например, перед тем, как заполнить бланк, я применяю свои инструменты и думаю о порядке, как о вещах, находящихся на своем месте, в правильном положении и в правильном состоянии.

Шкала энергии – также очень важный для меня инструмент. Когда я настраиваю шкалу энергии и делаю разрядку, я стараюсь вовлекать в это не только своё тело, но и мозг. Раньше я чувствовала, что тело участвует в этом значительно больше. Но теперь я осознанно сосредоточена на вовлечении мозга.

Я научилась использовать шкалу энергии для того, чтобы успокоить свой разум. Это подобно тому, как посредством расслабления мы можем унимать физическую боль. Я могу использовать её для регулирования энергии всего тела и мозга. Если я чувствую слишком сильное возбуждение (когда мозг выбрасывает мысли как мячики из машины для игры в пинбол), я могу так его успокоить и обрести больший контроль над мозгом и телом. Я с лёгкостью применяю шкалу энергии к определённым областям своего тела. Это не то, чему я учу дислексиков, с которыми работаю. Это полезно лично для меня.

Кроме того, я наблюдаю за шкалой энергии других людей и могу опираться на этот опыт. У моей подруги очень низкий уровень естественной энергии: она всегда спокойна, прохладна, собрана. Думая о её энергетическом уровне, я уже могу отрегулировать свой уровень.

Я представляю каждую программу Дейвиса по коррекции дислексии как путешествие. Моё путешествие – это странствие длиной в жизнь. Оно – часть меня. Теперь у меня есть инструменты, помогающие управлять своей жизнью. СДВГ сильно усложнял моё положение, словно окутывая меня туманом, но теперь этот туман исчез. Я поборола проблемы с чтением. Я каждый день повышаю свои навыки письма и речи, использую свои инструменты и двигаюсь только вперёд.

Большой преградой для меня был страх перед ошибками. Побороть его было сложно, но я прошла длинный путь. Сейчас я другой человек и продолжаю меняться к лучшему. В моей жизни программа «Коррекции дефицита внимания по методу Дейвиса» заняла не пять дней – она продолжается до сих пор и будет со мной всю жизнь.

Вернуться к списку статей