Центр коррекции дислексии

Программа Дейвиса: открытие «Себя»

Эстер Слойер

Это были слова – простые красные маленькие буквы из прямых и кривых линий, и они доводили до исступления мой мозг, когда я была десятилетней девочкой. В моей игре «Операция» была надпись: «Где вы, доктор?». И как ни старалась, я не могла понять смысл этого предложения. Я слышала эти слова и могла их произнести, но понять – нет. Итак, сидя у шкафа и глядя на надпись, я повторяла их вновь и вновь и не понимала смысла.

Для меня было ясно слово «доктор» – я могла представить его себе. Но образов для слов «где» и «вы» не было в моём сознании. И сколько я ни билась над этим предложением, ничего не получалось. Я не задумалась тогда о том, что мои братья и сёстры уже знают эти слова, и просто решила, что они слишком «взрослые» для меня. Но с ходом времени я стала понимать, что дело не в возрасте: я становилась старше, а понимание всё не приходило. Я должна была понимать эти слова, но я не понимала их. Каждый год, доставая коробку, я пыталась прочесть надпись снова, но ничего не получалось. И, разумеется, этот негативный опыт повлиял на меня, ведь я должна была беспокоиться из-за обычной короткой надписи в игре!

Но этим дело не ограничилось. Проблемы возникали со всем, что связано с чтением и письмом. Более того, я отметила, что хуже понимаю математику и другие точные науки, мне сложно вспомнить прочитанные книги, у меня были проблемы с правописанием. В возрасте четырнадцати лет я перешла в класс, который специализировался на высшей математике и науке. Но мы с мамой заметили, что вместо прогресса у меня наметилось значительное отставание по этим предметам. Это давило на меня, тем более что никто не понимал меня: люди вокруг считали, что я ленива или небрежна.

В поисках информации о моей проблеме мама наткнулась в интернете на сайт, где были перечислены практически все мои симптомы. Так выяснилось, что я дислексик. В том же году мама связалась с Жанной Мозер – методистом программы Рональда Дейвиса по коррекции дислексии в Уинстон-Сейлем, Северная Каролина. Она работает с дислексиками, такими, как я, и помогает им адаптироваться в школе.

В программе коррекции дислексии по методу Дейвиса, которую практикует мадам Мозер, используются такие инструменты, как пластилин, интенсивные визуальные навыки и точка ориентации, с помощью которой студенты могут сосредоточиться. Пройдя эту программу, я узнала о себе больше, чем знала когда-либо ранее. Она принесла мне облегчение и полностью изменила мою жизнь, помогла понять, почему у меня не получались определённые вещи.

Благодаря практике создания десятков простых слов из пластилина чтение для меня стало значительно легче, повысилось понимание прочитанного. Кроме того, это помогло мне и в отношениях с мамой. Я избавилась от постоянного стресса, беспокойства, гнева и смятения. А мама смогла понять, почему я была такой, какой была. И теперь, когда мы пришли к пониманию, наши отношения намного улучшились.

На третий день прохождения программы я решила удостовериться в её действенности и достала из шкафа свою старую игру «Операция». Я сидела и смотрела на слова, которые всё никак не могла прочесть раньше. И я могла их прочесть! Я смотрела на надпись огромными глазами и ощущала, как быстро бьётся моё сердце. Спустя столько тяжёлых лет, я могла прочесть и понять это предложение: «Я - ваш врач»! Это вызвало улыбку на моём лице.

Закончив обучение по программе коррекции дислексии по системе Рональда Дейвиса, я применила на практике полученные инструменты и была поражена результатом. Я стала понимать намного больше и в математике, и в других точных науках! Маленькие слова, бывшие для меня ранее просто набором линий – больше, меньше, если, это – теперь я знала, что они означают! Я понимала предложения целиком!

Программа коррекции дислексии по методу Рональда Дейвиса дала мне намного больше, чем понимание слов и успехи в учёбе. Благодаря ей, я поняла, какой я человек, и обрела взаимопонимание со своей семьёй.