Центр коррекции дислексии

Дислексия и написание текста

Мой дорогой старый друг, ты спрашивал меня о дислексии, и я решил в ответ написать тебе некоторые воспоминания из своего прошлого.

Знаешь, недавно я прочёл в газете совет одной женщине, чтобы её дочь использовала текстовой редактор Word и не заботилась так сильно о написании слов, поскольку если ребёнок слишком сосредоточен на орфографии, ему сложнее удержать мысль. Это напомнило мне о моей молодости.

Вот основное. Я сижу за индивидуальным металлическим столом с деревянной столешницей и сиденьем. Там ещё есть справа, в верхнем углу, отверстия для хранения бутылок с чернилами. В маленькой техасской школе нет кондиционеров, поэтому окна распахнуты, и внутрь с улицы врывается чириканье птиц, которое перекрывает звук мела, скрипящего в руке учителя по доске. Учитель объясняет задание. Я думаю: «Одна страница, и звонок».

Я знаю тему, но это не имеет значения. Я также знаю, что у меня ничего не получится. Я уже дважды затачивал карандаш, а ластик на нём стёрся так, что металл, обрамляющий его, сплюснулся. Я усердно концентрируюсь, начинаю первое предложение, но в душе́ знаю, что не смогу правильно написать некоторые слова, причём некоторые из них довольно простые. Я стараюсь перефразировать предложение, чтобы избежать их, я делаю так раз за разом, но всё равно не все слова могу написать правильно.

Бумага в нескольких местах так затёрта ластиком, что вот-вот порвётся. Я отрываю металл, чтобы высвободить побольше ластика. Я знаю, что если буду осторожен, смогу выдержать до конца урока.

Итак, я вновь и вновь перефразирую предложения в уме, ведь я должен хоть как-нибудь сделать свою работу. От волнения я сильно прикусываю костяшку на правой руке, и иногда мне кажется, что от боли мысли проясняются. Эти следы от зубов останутся у меня на несколько дней. Я всё сосредоточеннее и старательнее концентрируюсь на задании, сильно сжимая карандаш, от этого руку сводит судорогой. Но я продолжаю.

Когда я слышу звонок, это не приносит облегчения, как обычно. Моя рука болит, и мною написана лишь половина страницы. Я пытаюсь перечитать свои небрежные записи, найти ошибки. Но, несмотря на то, что я знаю предмет, может быть, даже не хуже учителя, всё написанное бессмысленно – даже в моих глазах. Поникнув, я отдаю работу учителю и робко смотрю на него, а он хмурится при взгляде на мой ужасный почерк и ошибки. Мне хочется кричать, и в душе́ я кричу – но это лишь беззвучный крик тоски и отчаяния.

Знаешь, если бы не текстовые редакторы с встроенной проверкой орфографии, я никогда не смог бы написать тебе это письмо. Дислексики, благодаря особенностям их мышления, находят порой удивительные способы скрывать проблемы с чтением и письмом. Ты, наверное, даже не догадывался, что я дислексик. Да и как ты мог? Я сам тогда этого не знал. Даже с новыми технологиями у меня случаются такие воспоминания, и они утягивают меня, заставляя тратить на написание письма по несколько часов. Но я думаю, что лучше потратить часы, чем ничего не написать.

Твой Дин.